e-Auction 3.0 — единственный в Украине Blockchain-аукцион

В Украине появится новая электронная децентрализованная модель продаж госактивов – e-Auction 3.0.

e-auction

После ошеломляющего успеха модели электронных закупок ProZorro, командой Фонда инноваций и развития во главе с Георгием Вашадзе, было принято решение создать единственный в Украине и мире Blockchain-аукцион.

Характерным построением данной модели является технология Blockchain, на основе которой также работает криптовалюта Bitcoin.

Харьковской ИТ-компанией Distributed Labs, было разработано ядро и протокол Blockchain-аукциона, «облако» для хранения и обработки данных были предоставлены Microsoft Azure.

e4556ce1166c2360

Небольшое интервью менеджера проекта электронных аукционов Лаши Антадзе о том, зачем и для чего нужна новая система, и как она будет работать.

 

— Какова основная идея запуска e-Аuction 3.0?

— Система поможет государству привлечь частных посредников — онлайн-площадки — в сферу приватизации и аренды госактивов, продажи лицензий. Это подтянет в Украину частных инвесторов, которые хотят купить имущество по удобным и понятным им открытым схемам. Государству не придется тратиться на проведение аукционов. Кроме того, идея, лежащая в основе самой технологии, — децентрализация управления — не позволит кому-либо на любом этапе вмешиваться в ход торгов. Журналисты смогут тоже зарегистрироваться в системе и просмотреть историю сделок. Мы называем ее «электронный молоток». Больше не нужно будет собирать участников торгов в закрытых помещениях.

 

— Когда пройдут первые торги?

— Система уже готова. Первые торги пройдут 7 июля в Одессе. Мы продадим через аукцион входной билет на крупную IT-конференцию. Его начальная цена — $10. Участники торгов будут ее поднимать. Вырученные средства пойдут на развитие е-Аuction 3.0. Это будет первый в мире Blockchain-аукцион.

 

— Сколько всего разработчиков участвовало в вашем проекте?

— Всего было задействовано 16 человек. Помогали разработчики ПриватБанка, которые смогли подключить свою банковскую систему непосредственно к Blockchain-протоколу. Такого до них тоже никто не делал. Также в проекте будет участвовать Ощадбанк.

 

— Зачем банки нужны в проекте?

— Они будут обеспечивать уплату залога на торгах, а также обеспечивать непосредственное закрытие сделок в онлайн-режиме.

 

— Какие на данный момент провайдеры — онлайн-площадки для проведения торгов — интегрировались в вашу систему?

— На данный момент это три площадки: privatization.com.ua, которая принадлежит американской компании EMK, Aktivi.com.ua, govsale.com.ua. Мы получаем новые заявки. Кроме того, мы открыли API (интерфейс для программистов), что позволит всем желающим в перспективе самостоятельно создавать свои частные площадки по продаже госимущества. Я думаю, что это могут быть совсем небольшие онлайн-сайты, которые, например, продают отдельные активы в каком-то городе или районе.

 

— Когда такие торги начнут проводить непосредственно госорганы? И кто будет первым?

— Мы уже юридически и технически полностью подготовили к таким торгам обладминистрации Белой Церкви, Херсона, Киева и Полтавы. Единственное, что им осталось сделать, — это принять на очередной сессии в июле порядок проведения онлайн-торгов. Но так как сейчас лето, принятие решений может растянуться во времени. Хотя, я думаю, к августу первые администрации должны начать торги. Их цель — продавать через Blockchain-аукцион право аренды коммунальной собственности.

 

— Распространенное мнение — для использования системы e-Аuction 3.0 госорганам понадобятся большие вычислительные мощности. Насколько это соответствует действительности?

— Это совсем не так. Для эксплуатации системы госструктурам хватит и тех компьютеров, которые у них есть на местах. Речь не идет даже о покупке услуг облачного хранилища. Получается, что госорганы потратят ноль на IT-подготовку к торгам.

 

— Кто еще из госструктур может присоединиться к e-Аuction 3.0?

— На очереди другие облгосадминистрации — Хмельницкая, Львовская, Ровенская и прочие. Также очень заинтересован в участии Госкомзем. Но чтобы реализовывать земельные участки через онлайн-аукцион, необходимо внести изменения в законодательство. А это займет время. Но руководство ведомств все равно намерено даже в тестовом режиме выставлять на e-Аuction свои активы для обкатки технологии.

 

— А с Фондом госимущества ведете переговоры?

— Да, мы с ними говорим. Но там все еще в гораздо более ранней фазе. В том числе и потому, что ФГИ сам точно не знает, какие объекты будут идти на приватизацию.

 

— Система электронных закупок Prozorro, в отличие от e-Auction 3.0, имеет центральную базу данных. А с 1 апреля, насколько мне известно, от фонда Transparency International она перешла под управление Минэкономики — тестовый период закончился. Существуют ли риски чрезмерного влияния на систему чиновников, как думаете?

— Когда прошел год с момента запуска Prozorro, мы поняли, что центральный сервер и центральное управление системы — это явный недостаток. В первую очередь потому, что такая система медленно и плохо масштабируется. К тому же всегда есть риск, что чиновники, которые придут в будущем, окажутся не столь порядочными и получат все инструменты, чтобы свести всю инициативу на нет. Это особенно небезопасно из-за того, что государство сейчас хочет перевести на Prozorro все тендеры от разных ведомств. То есть за систему, которая будет обеспечивать такой объемный вал закупок, будут отвечать, по сути, несколько чиновников.

Насколько я знаю, Минэкономики сейчас разрабатывает собственный централизованный электронный модуль аукциона для Фонда гарантирования вкладов, который собирается реализовать на торгах активы ликвидированных банков. Но я не понимаю, зачем на его создание снова тратить государственные деньги. Ведь у нас же уже есть работающий механизм.

 

— А вы с Фондом гарантирования вкладов тоже ведете переговоры?

— Да, мы с ними ведем параллельные дискуссии. Пока не знаю, чем это закончится.

 

— Сколько денег вы потратили на e-Аuction 3.0?

— Так получилось, что в ходе реализации проекта к нам подключалось огромное количество людей: волонтеров, активистов, просто заинтересованных лиц. Ведь это первый проект такого рода в мире. Даже в США такого пока нет. Поэтому мы не тратили деньги на разработку и внедрение.

 

По материалам портала Ліга. Бизнес

Комментарии запрещены.